Главная » 2022 » Февраль » 17 » Память родной земли
17:59
Память родной земли

Можно многое забыть из своего прошлого. Но есть особая память, передающаяся от родителей к детям, она живёт в человеке с момента его появления на свет до последнего дыханья… Это память родной земли.

Именно этой памяти был посвящён один из конкурсов краеведческого сектора библиотеки им. П.В. Алабина «Пишем историю села».

Первое место занял тогда Николай Николаевич Злобин. У него уже была написана целая книга по истории деревни, щедро снабжённая фотографиями. А какая нарисована карта! Её надо было расстелить на полу и идти, как по деревенской дороге, заглядывая в окна нарисованных домов. К карте прилагалась тетрадь с описанием жителей домов. Там же был список деревень Советского района на 1950 год с его комментариями. Николай Николаевич работал до пенсии начальником паспортного стола Советского района. И я подумала: «Почему бы не составить список этих деревень с 1926 года?» Уже бывали случаи, когда у людей из одной семьи в свидетельствах о рождении стояли разные названия деревни. Или, приехавшие родственники жителей исчезнувших деревень искали деревню по народному названию, а она и на карте, и в официальных документах значится под другим именем.

Предлагаю сокращённый вариант книги Н.Н. Злобина.

«Мы вместе»

Не умолкает ни на миг,

Ни на единое мгновение –

Кипун-родник,

Кипун-родник –

Земли живой сердцебиенье!

Вот ты припал к нему, приник,

Напился вдосталь и умылся,

И прожурчал кипун-родник,

Что без тебя он здесь томился;

Что в сумасшедшей спешке дел

Ты постарел и сам в столице,

Но вновь душой помолодел,

Испив живой его водицы;

Тебе почувствовать дано:

Не меньше вечности мгновенье,

Когда сливаются в одно

Его с твоим сердцебиенье…

(А. Гребнев)

Деревня Черная находилась в 5 км. от Кожи и в 7 км. от Зашижемья. Она была очень красивой. Было два небольших пруда. В них водилась рыба. Вокруг пруда росли камыш, осот и другие растения.

– Лазарь, а Лазарь, может, хватит путешествовать, время проводить в напрасных поисках. По-моему, лучше места нам не найти. Сама благодать опустилась сюда. Смотри, какой обзор, как в тех степях, а самое главное — такой воды я нигде не встречал, как в этом кипуне.

– Уговорил ты меня, Федотушка, соглашусь с тобой. Лучше места и впрямь мы с тобой, наверное, больше нигде не найдем. А основное то в наших поисках, что мы с тобой наконец- то и нашли это, ни души кругом на десятки верст. Правда лес далековато, много времени уйдет на его заготовку. А уж возить его сюда тем более. Теплые дни быстро пройдут. На первое время придется пожить в землянках.

Давай, Федот, сделаем так. У тебя лошадка помоложе, покрепче, поезжай-ка ты обратно за остальными. Расскажи, что и как, и приезжаете сюда со всем необходимым для обустройства жилья и обработки почвы. Может, кто с тобой и поедет еще из Ефремовых. Забирай всех, кто здесь пожелает обосноваться.

Весна 1688 г. выдалась затяжной, это благоприятствовало обустройству временного жилища и заготовке хоть небольшого количества леса для постройки чего-нибудь на первое время. Недели Федоту, конечно, на дорогу не хватило. Зато приехали чуть ли не все работоспособные от обеих семей. Как они решили бежать вместе, так и не расстаются. Запасных коней привели, скота больше половины. Решили все там не нарушать, мало ли что может случиться. Пусть в двух местах будет. Где-нибудь да сохраниться, приумножиться. Там и хлеб посеяли, лишним не будет. Если здесь вырастет, хорошо, то и тому найдется место.

– Лазарь, а почему здесь вода такая черная, страшная. Мы такой воды нигде не встречали.

– Она не черная, просто чистая и очень глубокая. Присмотритесь, там внизу все бурлит, как будто кипит она. Много ее тут под берегом в тени, вот она издали и кажется черной.

Роли и обязанности между прибывшими распределялись по их навыкам, по их способностям. Все работали с увлечением. Наконец-то мы без присмотра, делаем что хотим. Пошел год за годом. Новое место жительства всем нравилось. Ребятишки росли, рождались новые, малые. Надо будет рано или поздно расширяться с жильем.

Власти здесь хорошие, не забижают, лишь бы обустраивались, обживали обширные места, им не жалко… Надо будет съездить в Орлов или Халтурин, поменять хлеб на железо. Оно очень нужно.

Так родилась, как и тысячи других, маленькая деревушка на полноводном ручейке, истоком которого был изумительной на вид кипун. Его еще немного раскопали, взяли в обруб, и он стал еще краше, чернее. Не замерзал в любую стужу. Срубили трехстенок и поставили его поперек ручья — появился полноводный глубокий пруд. Развели в нем рыбу.

Когда-то, давным-давно, здесь тоже жили люди. Интересно, куда они ушли и по какой причине. Было обнаружено сооружение большого кургана, похожего на огромный каравай хлеба. Так и прозвали его караваем. Обнаружили распахиваемые в старину большие участки земли. Хорошо сохранились и просматриваются прямые длинные углубления — борозды. В различных местах какие-то углубления — ямы с вываленной вокруг их землей.

Перестали брать дань на дым. Решили сделать сараи для изготовления кирпича. Начали класть в домах кожухи. Дым стал выходить прямо из печки по дымоходу. Стены, потолки и прочее промыли, проскребли. Стали делать большие окна, вставлять застекленные рамы. В избах стало светлее, а главное — теплее».

Итоги переписи починок Черновский (Черная) 1887 г.: 25 хозяйств, проживает 223 человека, имеют 60 рабочих лошадей, 10 нерабочих, 87 коров, занятие — дроворубщики, отхожие промыслы — жнецы в Кукарку; 17 хозяйств многолошадных, 8 — однолошадных; 15 грамотных, 3 учащихся, 8 книг в 4 домах; 1926 г.: 33 хозяйства, проживает 237 человек. У каждого жителя Черной было свое хозяйство, в него входили: дом, огород, орудия труда, скот.

У каждого дома была баня и колодец, амбар. В огородах росла картошка, овощи, хлеб, у каждого дома был свой небольшой сад. Жители деревни выращивали лен, потом отвозили продавать в Пижанку. Из льна делали льняное масло, ставили пиво из льна и хмеля. Некоторые варили мыло, а когда не было мыла, голову мыли золой. Люди заготавливали дрова и отвозили их в г. Советск на продажу. В деревне была кузница, где изготавливали плуги, бороны и др.

Деревня Черная принадлежала Кожинскому сельскому совету. С 1929 г. крестьяне деревень (Кожа, Кочуры) были объединены в Первомайскую коммуну. Первыми из Черной вступили в коммуну А.Ф. Вшивцев, К.И. Огородников и А.П. Злобин. В 1930 г. первомайская коммуна распалась. И по деревням стали образовываться колхозы. В д. Черной образовался колхоз «Красный пахарь». Председателем был И.С. Новиков. Сюда же входила д. Кильким (16 хозяйств). На территории колхоза были: один коровник, один овчарник, один свинарник и конюшня. Во время коллективизации было раскулачено 10 хозяйств. В колхозе была своя кузница, мельница, кирпичный завод, в 1937 году построили льнопункт. В деревне была школа, в которой дети обучались до 4 классов. Дальше ребята учились в Зашижемье или в Коже. Хлеб на полях рос хороший. Зерно хранилось на складе. Выращивали рожь, овес, ячмень, кукурузу и картофель. Все работы выполняли вручную. Работали с 4 до 21 часов. Ребята тоже помогали. До войны колхоз «Красный пахарь» был зажиточным, крепким, урожаи доходили до 18 центнеров. Почти все планы государства колхоз выполнял. Зерно возили на лошадях, на сдачу государству и на продажу.

Жизнь людей во время Великой Отечественной войны была тяжелой, как по всей России. Большинство мужчин ушли на фронт. С войны не вернулось 17 человек.

И после войны в деревне жилось тоже тяжело. Председателем колхоза был А.Е. Злобин. Был построен пихтовый завод по переработке пихтового масла. Продолжали работать кирпичный завод и кузница. Был открыт ларек, где продавали товары первой необходимости. Единоличные хозяйства варили мыло и продавали его. Было проведено радио. После войны в деревне появились первые трактора, что облегчило жизнь крестьян.

Первый телевизор появился у П.Г. Огородникова. В Черной люди жили веселые и певучие. Наряду с религиозными праздниками, праздновались и гражданские, такие как 7 ноября, 1 Мая, Новый год. Но все-таки предпочтение отдавалось религиозным праздникам. В Ильин день было всегда очень весело, собирались на берегу, варили уху, приглашали ларек с товаром, люди гуляли, пели, плясали. Обычно на этот праздник на берегу пруда собиралась вся деревня. В Рождество собирались у кого-нибудь дома и до утра гадали и пели «Илею». В Святую Пасху также были гулянья с плясками и катанием яиц. В Троицу и Радуницу обязательно ходили в церковь и на кладбище к своим родным и близким. На Масленицу пекли блины и ходили к друг к другу в гости. Люди собирались и праздновали окончание посевной, окончание сенокоса, ну и уж очень были рады и дружно отмечали праздник уборки урожая.

Частушки:

Все колхозы и колхозы

И колхозные поля,

Мой миленочек в колхозе

Запишите и меня.

Мы, подруженька, с тобой

Обе развеселочки,

Ты айда-ка к нам во снохи.

Я к тебе в золовушки.

На вечерку собирала,

Мама супу налила,

А с вечерочки вернулся,

По затылочку дала.

Балалаечка играла,

Все расстраивалася,

Сколько раз с залеточкой

Гулять закаивалася.

Но вот, потихоньку, помаленьку и начала распадаться, разрушаться когда-то крепкая, самая богатая в округе, дружная деревня. Покидали ее вслед за насильно вывозимыми семьями и другие. Как их сейчас назвать? Или малодушными, или предвидящими скорый и печальный конец существования своей деревне? Или погнавшимися за длинным рублем людьми, которые не захотели бесплатно трудиться? Кто их знает. Уже давным-давно не работали кирпичный завод, прозываемый сараями, пихтарка, смолокуренный завод, дегтярня, льнозавод. Хорошо помню, как горели развалины пихтарки, помню громадную длинную машину по переработке льнотресты. Одни развалины да груда какого-то железа. Масло уже снова толкли в ступе. А какого вкуса были конопляные ватрушки, уже больше не поесть. Хотя и называли жизнь единоличной, но основные, жизненно важные объекты, сооружения были общими. Конечно, кто-то определенный или знающий смотрел и работал тут или там. От Гущиной кузни не осталось и следа, сожгли тоже, груда кирпича от горна, зарастает травой. Были большие рубленые овины, гумна, овощехранилища. У Гущина даже была силосная яма. Уже в то время делали для скота силос. Ничего не надо стало, все порушили».

Деревня Чёрная ликвидировалась в 1993 году.

Николай Николаевич принимал участие и в районном конкурсе творческих работ, посвященном 65-летию Победы в ВОВ «Судьбы разные — Отечество одно» в номинации «Равнение на героя» с работой «Письма с фронта моего отца Злобина Николая А. и моей тёти Зубаревой Евдокии Дияновны».

Самое ценное, что могут оставить после себя люди, — это книги. Мудрость поколений невозможно передать по памяти, а книги сохранят всё на долгие годы. Передать опыт следующим поколениям можно только при помощи письма.

Вот таким был Николай Николаевич Злобин. Дай Бог ему Царствие небесное и вечный покой.

 

Н. Жабкина.

Категория: Советск | Просмотров: 2947 | Добавил: Alex_Spacon | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Перед тем, как комментировать,
настоятельно рекомендуем принять к сведению
«Правила размещения комментариев»

avatar

Защита от СПАМА и БОТОВ!
В
ведите код безопасности (CAPTCHA):