Главная » 2021 » Декабрь » 10 » Спецназовец, ушедший в вечность
14:14
Спецназовец, ушедший в вечность

9 декабря отмечается День героев Отечества, а 11 декабря — 27-я годовщина начала чеченской войны. События, принесшего невосполнимые утраты во многие семьи.

Сегодня мне хочется рассказать о трагической судьбе выпускника Суводского лесхоза-техникума Андрея Петровича Дикова. Он погиб, выполняя служебный долг в Дагестане. Юноше шёл 22-й год. Сейчас он мог бы быть моим ровесником.

Андрей — уроженец села Залазна, которое находится в 25 км от Омутнинска. Родился в 1978 г. Был самым обыкновенным ребёнком. Как и все, ходил в детский сад, потом в школу. Был октябрёнком и пионером. Комсомольцем стать не успел: в августе 1991 г., когда ему было 13 лет, Коммунистическая партия была объявлена вне закона, а вместе с ней исчез и комсомол.

Диковы жили в двух шагах от речки, бегать туда с удочкой мальчик начал с 10 лет. Очень рано научился сам плести сети и экраны, обучив при этом немало ребят, многие из которых были старше его. Рыбной ловлей Андрей занимался вполне серьёзно, можно сказать, профессионально. У него даже была небольшая лодка с мотором. Увлечение рыбалкой сказалось при становлении характера парня. Любой рыболов вольно или невольно оказывается в положении ждущего, а это формирует спокойствие, выдержку и терпеливость.

В молодые годы Диков усиленно готовился к службе в армии, ожидая её как своего звёздного часа. В начале 90-х он стал посещать молодежный военно-патриотический клуб. Достиг там немалых успехов. Хорошо бегал (100 м за 11,9 с), больше всех подтягивался на турнике (более 20 раз), неплохо владел приёмами рукопашного боя. От природы всё умел делать быстро и чётко.

Когда Андрей учился в 8 классе, у него появилась шестиструнная гитара и двухкассетный магнитофон «Иж». Среди множества песен, которые слушал школьник, выделялись композиции Владимира Высоцкого и Виктора Цоя. Песни последнего он сам исполнял под гитару. Одной из любимых песен, которые пел, был «Плот» Юрия Лозы.

Во время учёбы Андрея в 8 классе его родители приобрели 5 пчелиных семей. Пасеку устроили на новых вырубках, куда добирались в кабине тепловоза или в узкоколейном вагончике. На четвёртое или пятое лето число пчелосемей достигло 25. Уже тогда отец подметил, что пчёлы сына почти не кусают. Это было удивительно!

Где-то в 9 классе у Андрея появилось одноствольное ружье. Парень просто заболел лесом. Лес привлекал его куда больше, чем домашний уют, те или иные мероприятия в школе. В лесу он был как у себя дома. Часто, схватив одностволку, отправлялся высматривать дичь, бил «в лёт» уток, стрелял по сидячим рябчикам и тетеревам, подстреливал бегущих зайцев. Со взрослыми компаньонами по рыбалке и охоте Андрей исходил всю округу. И даже когда не приносил добычи, всё равно возвращался домой радостным. Выбор профессии лесничего был предопределён.

После окончания школы Андрей приехал в Советск, отучился в лесхозе-техникуме. В феврале 1997 г. получил диплом лесничего и удостоверение пчеловода в качестве дополнительной специальности.

Г.М. Шевырёва, классный руководитель Дикова, вспоминает: «До сестры своей не дотянул — она окончила техникум с отличием. А у него троечки проскакивали, особенно по спецпредметам, но он очень старался. Профессия лесовода ему нравилась. Любил ходить в походы, увлекался рыбалкой. Обычный парень, ничем не выделялся. С ним было легко и приятно говорить. Весь какой-то светлый, открытый, готовый помочь каждому».

В короткой жизни Андрея не было чего-то особенного. Он не относился к активистам, хотя имел много друзей. Не был ни драчуном, ни отличником. Диков был скромен и внешне малоприметен. Как бы не от мира сего. Невольно подумаешь, что не погибни Андрей в 1999-м, то вся его последующая жизнь прошла бы тихо и незаметно.

После окончания СЛТ Диков год отработал лесничим в родном леспромхозе. Работа была несложная, но трудоемкая: в любое время года, несмотря на погоду, нужно было много ходить по лесу, отводить делянки. Работа Андрею была по душе. И всё же он стремился скорее пойти служить в армию, с нетерпением ждал повестку. Все друзья Дикова уже отслужили, и он чувствовал себя среди них белой вороной.

Шло лето 1998 г. 20 июня позвонили из сельсовета и сообщили, что Андрею нужно явиться в Омутнинский райвоенкомат. Договорившись со столовой, родители быстро собрали вечер. Выяснилось, что проститься с Андреем желают очень многие. Директор местного клуба хорошо запомнила тот день: планировалась дискотека, на которую обычно собиралось человек по 100-150, а тут никто не пришёл. Вся молодежь была на проводах.

Утром длинная вереница провожающих вышла за село. Многие решили сопровождать Андрея до Омутнинска. Одного узкоколеечного вагончика не хватило, пришлось прицепить второй (отец Андрея был начальником станции). Друзья вместе с родителями сопровождали призывника в военкомат, затем на железнодорожную станцию. В вагон Андрея внесли на руках, затем на руках же подняли родителей, чтобы они могли ещё раз взглянуть на сына, а он на них. Зная обстановку в стране, все понимали, что провожают парня не просто в армию, а фактически на войну. Уверена, понимал это и сам Диков. Внутренне он уже был готов к любому повороту событий: прямо смотрел в глаза своей судьбе.

Вернувшись домой, отец Андрея, осмысляя пережитое, сказал: «Ну всё: попадёт в горячую точку». Так и вышло. Парня распределили на Северный Кавказ. Узнав об этом, Пётр Диков сокрушённо добавил: «Мы его больше не увидим».

Отслужив менее месяца и ещё не приняв присягу, Андрей написал, что «пробился в спецы» (группу специального назначения). Отбор был очень жёстким. Боец должен иметь отличную физическую подготовку, быть храбрым. Обязательным было и личное желание — никто никого в спецназ насильно не тащил.

Служба Андрея началась в Псебае (Краснодарский край), где он проходил курс молодого бойца. Уже тогда юных спецназовцев сильно гоняли. Заставляли прыгать с КамАЗа на ходу, учили, как передвигаться по лесу, как развести огонь в любых условиях, соорудить шалаш, как захватывать здания, освобождать заложников, уничтожать террористов. Физические нагрузки ещё возросли, когда их перевели в Лабинский полк МВД.

Несмотря на это, в письмах Дикова нет ни жалоб, ни малейшего сожаления по поводу того, куда он попал. Они полны самых нежных чувств к матери, в них слышится забота об отце и других родственниках. Солдат постоянно напоминал, что всё идёт своим чередом, что он вне всякой опасности. А ещё Андрей систематически внушал родителям одно и то же: спецназ — это элитная группа в армии. Для юноши это была действительно служба, а не отбывание положенного срока в ожидании дембеля.

Спецподразделение, где служил Диков, предполагалось не трогать год. В нём готовились высокопрофессиональные воины, способные действовать в любых условиях. 3-я штурмовая группа отряда, куда входил Андрей, специализировалась на освобождении заложников в высотных зданиях. В отряде эта группа считалась едва ли не самой лучшей.

В октябре 1998 г. стрелка Андрея Дикова переводят из Лабинска в Армавир, где идёт формирование 15-го отряда специального назначения внутренних войск МВД «Вятич», более известного как армавирский спецназ. Почему «Вятич»? Вятичами на Руси именовали потомков легендарного князя Вятко. На современный язык слово «вятичи» переводится как «воины Вятко». Они славились недюжинной силой и неудержимой смелостью, сражаться с недругами выходили раздетыми по пояс, без лат и доспехов.

В марте 1999 г. в Чечне взяли верх экстремистские силы, настроенные на продолжение войны с Россией. Отряд, в котором находился Диков, был переброшен на границу Дагестана и Чечни.

Чем ближе подходила вторая чеченская война, тем меньше писем приходило родителям. Одно из последних пришло в начале июля. В нем Андрей сообщал, что они вновь отбывают в Дагестан. Куда — неизвестно. Только 10 сентября Екатерина Дикова получила от сына телеграмму–поздравление с днём рождения. Как стало известно позднее, её отправили по поручению Андрея из Армавира. Казалось бы, можно было вздохнуть с облегчением. Однако на следующий день телефонный звонок сообщил о гибели Андрея. Похороны были устроены только 27 сентября, как только сослуживцы доставили «цинк» с телом Дикова домой. Уже во время похорон Диковым передали телеграмму о смерти сына.

Я не буду описывать операцию, в ходе которой погиб юный спецназовец. История эта очень страшная и запутанная. По словам Юрия Яшина, командира отряда «Вятич», всю суть произошедшего отражает короткая фраза: «Нас предали!» Предали свои же! Реальность, в которую не хочется верить! Кому интересно, поищите информацию о захвате высоты 715,3 (телевышки) на территории Новолакского района, о гибели армавирского спецназа в сентябре 1999 г. Уверяю — прочитав, не пожалеете.

Но вернёмся к Андрею Дикову. По словам уцелевших армавирцев, несмотря на ранение, он не цеплялся за собственную жизнь, а выполнял свой воинский долг до конца. Спецназ не сдаётся! Андрей помогал другим раненым, став тем самым лёгкой мишенью для снайперов. Товарищам удалось вынести тело убитого солдата из окружения, и его не постигла участь тех, кто остался лежать у телевышки. Там «духи» жестоко добивали раненых и глумились над уже погибшими.

Боевые соратники, сопровождавшие в Залазну «груз 200», привезли с собой краповый берет, который вручался Андрею посмертно. Для спецназовца это не просто головной убор, а символ спецназовского братства, знак доблести.

Он для меня, как праведный завет,

Его никто не получает сразу,

Мой цвета крови краповый берет,

Он символ братства, доблести спецназа...

…И нет других у мужества примет,

И нет наград святее и дороже,

Чем цвета крови краповый берет,

Который даже смерть отнять не может.

Ю. Твардовский.

Также солдаты передали родителям оставшиеся от ефрейтора Дикова перочинный нож и медальон с номером ЕА-035079, который Андрей носил на шее. Правительственная награда — орден Мужества (посмертно) — пришла позднее.

Память погибшего в Дагестане военнослужащего увековечили в родном селе. На здании школы, где учился Андрей Диков, была установлена мемориальная доска, напоминающая о его подвиге. Кроме того, каждые пять лет 11 сентября в местном Доме культуры собираются родные, друзья, одноклассники, жители поселка, чтобы вместе почтить память Андрея.

Сотрудники Суводского лесхоза-техникума также не забывают своего выпускника. Светлая память о нём живёт в сердцах тех, кто знал А.П. Дикова, и на страницах истории учреждения. А отношение Андрея к жизни, выполнению воинского долга всегда будет служить для студентов примером силы, отваги и любви к своей Родине.

Сегодня тема чеченской войны непопулярна, несмотря на то, что люди, которых она напрямую коснулась, ещё живы. Это и ребята, прошедшие Чечню, и родители погибших солдат, похоронившие себя заживо вместе со своими детьми. Наше общество старается жить так, будто не было ни Чечни–1, ни Чечни–2. А ведь эти войны принесли страдания огромному числу людей, перед которыми государство в неоплатном долгу.

 

Ирина Вегера.

Категория: Советск | Просмотров: 1628 | Добавил: Alex_Spacon | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Перед тем, как комментировать,
настоятельно рекомендуем принять к сведению
«Правила размещения комментариев»

avatar

Защита от СПАМА и БОТОВ!
В
ведите код безопасности (CAPTCHA):