Главная » 2017 » Июль » 11 » Возможен ли «рейдерский захват» власти в районе?
12:22
Возможен ли «рейдерский захват» власти в районе?

Еще в русских народных сказках описывались случаи «рейдерских захватов*» разных теремков и избушек, и даже царств-государств. Помните сказку? «У зайца была избушка лубяная, а у лисы – ледяная…». Сказка, конечно, ложь, да в ней намек…

Возможен ли в наше время «рейдерский» вариант получения власти в органах местного самоуправления? По Конституции РФ, конечно, не возможен. Согласно статьи 3 нашего основного закона, власть у нас в стране принадлежит народу, и никто не может присвоить эту власть, ибо это преследуется по закону. Как народ выражает свою власть? Через свободные выборы.

Давайте теперь посмотрим, как это выглядит на местах на примере одного из районов. Мы не будем говорить, в каком именно, чтобы не быть несправедливыми к другим районам, где могла произойти точно такая же история.

Итак, в одном районе в местную думу выбрали новых депутатов. Выборы прошли вполне демократично и без нарушений закона. Избиратели отдали предпочтение тем, кому на тот момент доверяли представлять свои интересы в главном органе местного самоуправления – районной думе. Так уж получилось, что большая половина вновь избранных депутатов оказались работниками бюджетной сферы, в основном руководителями учебных заведений.

Понятное дело, что народ у нас по-прежнему с уважением относится к учителям, а особенно к директорам школ – их все знают, им доверяют воспитание своих детей. Казалось бы, учителя и врачи должны быть лучшими депутатами, но на практике, к сожалению, это не совсем так, а иногда и совсем не так. Может ли депутат-бюджетник принципиально и до конца отстаивать свое мнение, основанное на интересах и наказах своих избирателей? Может, но только до того предела, пока это мнение не пойдет вразрез с мнением начальства. Именно так и произошло в рассматриваемом нами случае, когда пришла пора выбирать главу района.

На пост главы района претендовали прежние руководители, которые полностью дискредитировали себя перед населением и в профессиональном, и даже в моральном плане. И если бы выборы главы района были всенародными, они «пролетели» бы на них, как «фанера над Парижем». Но по новому областному закону главу стали выбирать депутаты районных дум из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией.

Комиссия вывела на думу крайне непопулярного в народе, но угодного руководству чиновника, в паре с «техническим» кандидатом. Большинство депутатов не хотели голосовать за эти кандидатуры, и это их желание совпадало с мнением их избирателей. Однако начальствующие чиновники в два счета «построили» депутатов-бюджетников, и они были готовы голосовать за любого кандидата, указанного сверху. Естественно, что к мнению народа никто даже и не прислушивался.

По началу «построенных» депутатов оказалось недостаточно, тогда взялись за остальных. Грозились увольнениями и другими карами, одного даже незаконно уволили с работы, и в результате еще кое-кто испугался и перебежал в лагерь «построенных». Но до поры - до времени желаемого результата чиновники добиться не смогли, так как, несмотря на все их усилия, одного голоса все же не хватало. И никто из кандидатов, выведенных комиссией на думу, в главы не прошел, даже с третьей попытки.

Был объявлен новый конкурс с новым составом конкурсной комиссии. В эту новую комиссию от района были выбраны принципиальные люди, и конкурс был проведен более объективно, поэтому непопулярный в народе кандидат оказался в числе аутсайдеров, но его буквально за уши, в нарушении положения о проведении конкурса, все же «вытащили» на думу члены комиссии со стороны губернского начальства. И вот тут началось! Чиновники так «насели» на депутатов-бюджетников, что еще один депутат «сломался», и, как выразился один сановный чин, «поднял руку, не уважая себя».

В общем, депутаты-бюджетники в итоге проигнорировали мнение народа, обманули надежды своих избирателей, и чиновникам все же удалось (аж с четвертого раза!) «протащить» в кресло главы «нужного человека». Вопрос – «нужного» - кому и, главное, для чего?..

Мы сейчас, по понятным причинам, не вдаемся в подробности, но надо отметить, что административное давление действительно было беспрецедентным и даже бесчеловечным. Были факты воздействия на некоторых депутатов во время их нахождения на больничном. Их одолевали звонками, когда они находились в тяжелом состоянии, и даже в момент госпитализации в стационар на машине скорой помощи от них требовали явиться на заседание думы и проголосовать за «нужного» кандидата.

Как можно оценивать все эти действия? Разве это не похоже на «рейдерский захват» власти? А как прикажете иначе это называть, если народных избранников под угрозой увольнения и возбуждения уголовных дел фактически принуждают голосовать против их воли, вопреки интересам и желаниям их избирателей? Кто дал право государственным чиновникам вмешиваться в процесс избрания главы местного самоуправления?

Кто ответит за то, что народ беспардонно отодвинули от возможности влиять на выборы главы района даже через своих законных представителей – депутатов? И, наконец, ответит ли кто-нибудь за нарушение Конституции – основного закона Российской Федерации в области местного самоуправления?**


А. Петров.

* — недружественный (в России обычно силовой) захват власти или имущества.

** — ст.12 Конституции РФ «В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

 

От редакции

В известной трилогии В.П. Катаева «Волны Черного моря» есть один эпизод, когда преподавателя русской словестности В.П. Бачей за его доклад по поводу смерти великого русского писателя Л.Н. Толстого жестоко отчитывает чиновник из министерства образования. Нам кажется, несмотря на то, что со времен тех событий прошло уже более ста лет, отношение к людям, имеющим свою точку зрения, со стороны власть предержащих, мало в чем изменилось:

«– Молчать! – крикнул попечитель отчетливым петербургским департаментским альтом и хлопнул ладонью по бумагам. – Я вам не милостивый государь, а тайный советник – его высокопревосходительство! И па-а-апра-ашу вас не выходить из рамок и держать руки па-а швам! Я пригласил вас, чтобы поставить альтернативу… – продолжал он, с видимым удовольствием безукоризненно отчетливо выговаривая слово «альтернатива», – чтобы поставить альтернативу: либо вы в присутствии господина инспектора учебного округа на одном из ближайших уроков публично откажетесь перед учениками от своих пагубных заблуждений и разъясните им разлагающее влияние учения графа Толстого на русское общество, либо подавайте прошение об отставке. А если не пожелаете это сделать, будете уволены по третьей статье без объяснения причин со всеми вытекающими из этого весьма роковыми для вас последствиями. Я не допущу во вверенном мне учебном округе антиправительственную пропаганду и каждую подобную попытку буду беспощадно пресекать в корне. Ступайте вон! – сказал попечитель, вставая.

И Василий Петрович вышел из кабинета с дрожью в коленях, которую он никак не мог преодолеть.

По характеру Василий Петрович не был ни героем, ни тем более мучеником. Он был просто добрым интеллигентным человеком, мыслящим, порядочным – что называется, «светлая личность», «идеалист». Университетские традиции не позволяли ему отступить. В его представлении «сделка с совестью» являлась пределом морального падения. И все-таки он заколебался. Слишком страшной казалась пропасть, куда без малейшей жалости готовы были его бросить.

Первый раз в жизни он ясно понял то, чего раньше не мог или не хотел понять: нельзя в России быть честным и независимым человеком, находясь на государственной службе. Можно быть только тупым царским чиновником, не имеющим собственного мнения, и беспрекословно исполнять приказания других, высших чиновников, как бы эти приказания ни были несправедливы и даже преступны.

Василий Петрович вдруг с особенной остротой вспомнил, как на него кричал попечитель, вспомнил свой унизительный страх, и в нем снова заговорило чувство гордости, которую он все время старался подавить с христианским смирением. В эту минуту он решил ни за что не сдаваться, а если придется, то до конца пострадать за свою правду.»

(Валентин Катаев «Волны Черного моря», дается в сокращении).


Этот и другие материалы читайте в газете НВВ №27 от 07.07.2017 г.
(Советск, Пижанка, Лебяжье, Верхошижемье, Арбаж).

Категория: Советск | Просмотров: 222 | Добавил: Alex_Spacon | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Перед тем, как комментировать,
настоятельно рекомендуем принять к сведению
«Правила размещения комментариев»

avatar

Защита от СПАМА и БОТОВ!
В
ведите код безопасности (CAPTCHA):